?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Из жизни петровичей

Сегодня я расскажу вам о таком удивительном зверьке как петрович. Петрович — один из многочисленных продуктов (или побочных эффектов) русского поля экспериментов. Возник он в результате того, что в великой стране Совок все предметы делались по принципу автомата Калашникова. Вот вам такой интересный факт: любой купленный вами в магазине телевизор-рубин в комплектации обязательно имел огромную схему, где и куда у него что припаяно. Это делалось для того, чтобы петрович мог раз в какой-то цикл достать свой паяльник и начать тыкать им в телевизор-рубин, чтобы тот начал показывать хотя бы что-то, кроме белый снег, серый лёд. Поэтому, собственно, и неясно, то ли петровичей выращивали намеренно, то ли это просто так получилось, потому что в той стране в основом и был только белый снег, серый лёд, да ещё наше счастливое детство впридачу. В какой-то момент страна кончилась, и поголовье петровичей осталось на этих просторах бесприютной и грустной толпой. Телевизоры стали слишком сложными, подешевели и их стало столько, что проще было купить новый, чем пытать паяльником предыдущий, тем более, что там то заводились какие-то тюльпаны, то он мутировал в видеодвойку, то обзаводился какой-то диагональю, которая никто не знает, зачем нужна, но должна быть.

Петровичи всё делают сами. В той стране, откуда они родом, все были немного инженеры на сотне рублей, немного кочегары-плотники, немного монтажники-высотники. По-другому там было не выжить, потому что квартира, в которой ты жил, была не местом для комфортного времяпровождения, а полигоном для затыкания дыр, залатывания пробоин и свистать всех наверх, мы тонем. И даже если и были специально обученные люди, которые бы ходили по домам и оказывали квалифицированную помощь, то их, наверное, сразу же при встрече сдавали в участковое отделение КГБ как пропагандистов капиталистического образа жизни. Вместо них у петровичей всегда был михалыч, а если михалыч умирал от цирроза печени, то, как правило, оставался саныч или на худой конец митрич. За такой труд платили исключительно горюче-смазочными материалами, так что неудобства доставляли только мелкие поломки, а сложные случаи, требующие коллективных разбирательств, часто перерастали в праздники, которые могли длиться неделями.

Но вот беда: вещи стали делать лучше. Раньше стиральная машина или, скажем, балкон сами по себе были неким вызовом. Даже если петрович не имел никакого представления об устройстве какого-то совкового прибора, то см. пункт про автомат Калашникова. Двадцать минут внедрения в материал — и ты уже понимал, что вот это не работает, потому что едрить твою мать. Хотя, конечно, не будем обманываться: были и такие петровичи, которые ничего не умели. Иногда в семьях из-за этого разыгрывались шекспировские страсти, совершались измены и брак разбивался о суровую необходимость мутировать в петровича любому человеку, которого угораздило родиться в советский быт. Таким образом и возникла вот эта популяция людей-мужиков, которые считают, что всё нужно делать своими руками. Они с жалостью и лёгким презрением смотрят на бесполезных работников умственного труда и не так давно прославились в интернете характерным жестом и присказкой «блеать».

Петрович видит мир как область приложения изоленты. Всё, что развинтилось, разболталось или просто как-то криво висит, он зачистит и надёжно примотает, оставляя на мироздании характерные синие фурункулы. Ремонт для петровича никогда не заканчивается. У него в гараже есть разобранная машина, на которой он раз в год куда-то вывозит жену, после машина ставится «на яму», в которой в скором времени исчезает и сам петрович, чтобы греметь там ключами и мечтательно о чём-то материться. В квартире он может годами куда-то прикручивать полочки, сверлить под что-нибудь дырки, штробить, изолировать, грунтовать, шлифовать и нарезать резьбу, причём порядок этих действий произвольный и иногда замыкается на себя.

После сказанного остаётся только выразить надежду на то, что жизнь наладится, популяция петровичей сойдёт на нет сама по себе, и усыплять их принудительно необходимости не будет.

UPD:

Comments

( 5 комментариев — Оставить комментарий )
cattak
27 сент, 2014 15:47 (UTC)
Хех, это вас соседи досверлили до желания усыплять? ))))
aspote
27 сент, 2014 16:34 (UTC)
Да. Хотя иногда мне кажется, что это не петрович vulgaris, а, к примеру, человек с обсессивно-компульсивным расстройством. Если он хотя бы раз в день что-нибудь не посверлит, у него начнутся припадки, пена изо рта, вот это всё. Или ещё вариант, что это червь-пидор: он ест стены и так живёт. Очень стесняется, сидит на голодном пайке, но не колупать бетон он не может, иначе умрёт от голода. В общем, вариантов масса, мне кажется, человеческое существо не способно после дня спокойствия в девять часов вечера в субботу, вместо пивасика и футбола, или что там у них принято, решить: а дай-ка я постучу молотком во что-нибудь.
cattak
27 сент, 2014 17:35 (UTC)
Какая жуть ))
gabriel_yhwh
29 сент, 2014 12:06 (UTC)
Особенно тяжело Петровичу стало в области автопрома. Ведь практически в один миг его престижные Жигули, которые он получил вне очереди в 1981 году после командировки на Север - они потреяли все регалии и стали ездящим хламом. В истории, что здесь вообще стоит движок Поршевский, товарищ с завода подогнал, они для КГБшников делали, уже не катит. Молодое поколение никак не хочет пересаживаться даже со старых опелей 20 летней давности в гнилые Жигули. Особенно боль чувствуют зажиточные Петровичи урвавшие в конце 80х Волгу. Их престиж длился не больше пары лет, и карета превратилась в гнилую тыкву, пардон ржавую баржу. Автопетровичи обитают сейчас на авторынках и угрюмо хамят, что покупатель пошел не тот, все ему подавай ABS тормоза (я и без этих абээсов издил, а если сломается, как его чинить хер его знает) и стеклоподьемники (у друга старый мерс, говорит неудобно с ними, ручкой крутить лучше) и кондиционер (расход один, я лучше окно приоткрою, свежий воздух) и самая сотона - автоматическая коробка передач (а если заклинит, как толкать?). И смотрят они на иномарки с легкой завистью, но душа Петровича не позволяет всерьез подумать о таком автомобиле - ведь его чинить нужно только в салоне, без компьютера ничего не будет, а как в салоне - там же наебуть! Я же сам не могу чинить, а денег на ремонты нет, я не миллионер, пусть вон Вовка кооперативщик ездит, он джинсой торгует, деньги некуда девать.

Причем понятие Петрович универсально, оно касается не только прикладного хозяйства, но и, скажем гастрономии - "чхал я на вашу пиццу, вон пельмеши лучше взять." То что это равиоли и низкого качества, о которых копыта и вымя вырастет - это не важно, главное то, что умеет гипотетически сам это готовить. "Не буду я вашу кола-коку пить, я лучше лимонада нашего выпью". Хотя лимонад изготавливается на заводе Coca-Cola Inc. - тоже не важно, мало ли что напишут, наш лимонад колой не испортить.

Я думаю универсальной формулой Петровича является постоянное приспособление всего и вся, начиная от шлангов, заканчивая собственным мировоззрением.
aspote
29 сент, 2014 12:39 (UTC)
То, что в последнем абзаце, это скорее BATYA.
( 5 комментариев — Оставить комментарий )