?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сразу к делу: сектанты практически не могут разговаривать лицом к лицу, самый простой способ морального давления на них — серьёзная беседа в офлайне. Я сам, а также многие мои знакомые ужасаются чудовищному количеству ненависти в интернете. Прикол в том, что вся эта ненависть — наведённая, как галлюцинация. Люди, которые в комментариях грозят расстрелами, сулят телесные повреждения или веселят свои искандеры, в жизни, как правило, тишайшая моль, способная разве что на беспомощные попискивания, и на это есть несколько причин, о которых я напишу ниже. Хочу сразу оговориться, всё это касается не интернет-наймитов, отрабатывающих свою похлёбку, а людей, на полном серьёзе что-то там полагающих. Слабое место этих людей — не аргументация (для неё-то методичек хватает), а сам принцип мышления.

1. Негативная риторика
Классические примеры с линчеванием негров, с геями, заполонившими Европу, с распятыми снегирями и прочим для настоящего, не проплаченного сектанта — это прорехи в его собственном мировоззрении. «Если не Путин, то кто?» «Не сдадимся Америке», и т.д. — всё это не является собственно какой-то идеей, это затычки, своеобразный ментальный редирект. Сектант может сутками напролёт разговаривать о том, как плохо везде, кроме родного болота. Поэтому первое правило — уйти от негативной риторики. Недолго же я продержался без музыкальных аналогий, но уж чем богат. Люди могут со смаком и в подробностях рассказать, чем им так ненавистен, скажем, русский рок, или павер-метал потому что их недостатки и так на виду. Но стоит перевести тему на собственные вкусы собеседника, и тут уже наступает некоторое замешательство. Важная ремарка: не нужно просто поворачивать оглобли негативной риторики в сторону оппонента, так вы ничего не добьётесь, нужно реально сменить парадигму на позитивную. Рассказать, почему тебе нравится то-то и то-то гораздо сложнее, чем облить грязью. Искренне и с воодушевлением рассказывая о чём-то для него важном и прекрасном, человек либо начнёт осторожничать и стушуется, либо увлечётся, запутается в гиперболах и начнёт допускать ошибки. Что делать с этими ошибками — решайте сами.

2. Дурные сообщества
Взгляды окружения влияют на человека гораздо сильнее, чем он сам думает. Это только кажется, что все свои суждения ты приобрёл и вывел сам. В обычных условиях суждения человека не меняются не потому, что он так уж морально устойчив, а потому что, как правило, все они пусты, мелочны и ни на что по большому счёту не влияют. Теперешняя ситуация уникальна в том плане, что наконец-то мнения приобрели какую-то полярность, и люди способны на полном серьёзе поссориться из-за мифологии en masse, а не в рамках отдельных закрытых сообществ любителей Джизуса, как это было раньше. Именно благодаря полярности мнений особенно ярко обрисовывается влияние среды на так называемую индивидуальность. Потому что миллионы муравьёв не могут ошибаться, но зато могут легко вовлечь товарищей в нужную и полезную деятельность. К сожалению, мы не можем свозить каждого ватника в Киев, Львов или Харьков и заставить его там искать бендеровцев. Но мы можем использовать правило гопника: меньше трёх не наезжать. Лучше всего вата лютует в компаниях таких же, как они. Без немедленной моральной поддержки тысяч и тысяч невидимых верных ленинцев или видимых коллег, кем бы они ни были, сектант быстро истощается. Долгая вдумчивая беседа в позитивной парадигме делает из него сначала бессмысленный кисель, а потом беглеца к привычным понятиям, которые ему только что пошатали.

3. Нет никакой ложки
Никто не считает себя плохим. Чтобы разговаривать в рамках позитивной парадигмы, нужно акцентировать внимание не на том, почему надо стрелять всех плохих, а как надо быть хорошим. Любые скатывания в «а то развелось, понимаешь» нужно пресекать. Тогда внезапно выяснится, что представления о добре у всех одинаковые. Что же тогда различается? Различается интерпретация фактов. Кто ты — белый или красный — зависит от того, «замыслами» или «умыслами» ты считаешь одни и те же мысли. Вот замечательный пример, который я подрезал в читанной недавно статье, автор которой в свою очередь подрезал его у К. С. Льюиса. Сидя на своём пропуканном стульчике сферический читатель в вакууме наверняка считает охотников на ведьм аморальными животными, но лишь по той причине, что не верит, что где-то есть ведьмы, которые пихают людям в рот лягушек, наводят порчу и терроризируют честных граждан. (Да, я начал смотреть Салем.) Но что если ведьмы в самом деле существуют, и единственный способ борьбы с ними — уничтожение? Охотники уже не выглядят такими уж аморальными, не так ли? Дегуманизация оппонирующей стороны происходит не оттого, что у людей различается набор основных положений, характеризующих абстрактное «добро», а из-за номенклатурных раскладок. Что русскому хорошо, то, как ни странно, немцу тоже хорошо. Вопрос, почему людям так важна разница этих раскладок, и почему они так отчаянно держатся за свою картину мира, к сожалению, выходит за рамки данного опуса, но я постараюсь как-нибудь порассуждать на эту тему. Суть в том, что если вам удастся выйти в беседе с вашим зомби-другом на какие-то универсалии, считайте, полдела сделано. Потому что правда таки на нашей стороне.